ЗЕФИРНЫЕ ОБЛАКА

Фейсбучное поле Write something… обладает магией. Я редко создаю для рассказа отдельный документ, пишу прямо в этом поле длинное своё… После публикации возвращаюсь править, доводить до ума. Иногда совершаю несколько подходов. В этом поле мне легко начать и править.
Лист документа на рабочем столе не имеет никакой магии, там мне сложнее – это правда. Копирую туда до ума доведённое, лишившееся ума, почти всю личную переписку, так что… грязный он (этот лист), и мне страшно представить, что с ним тоже придётся работать. Все вы – под крышкой моего компьютера.

Короткий метр

Я купил белые зефирные облака, килограмма два, в лавке, которая в центре села, но не самая большая, маленькая, на противоположной стороне дороги. У большой дверь была заколочена, в детстве я покупал там по десять кирпичей хлеба белого, и столько же чёрного. Хлебная машина тогда приезжала один раз в неделю. А в этой маленькой лавке совсем ничего нет: зефир, спички, масло растительное, женские платки, бытовая химия. Это 2006 год. Украина.
Крутить педали Валиной лисапеты оказалось тяжеловато: цепь проржавела, всё проржавело. Это ощутимо, зримо, больно. Мы – стареем. Крестная попросила новенький у соседей, те дали… и я поехал к бабушке.
Магазин уже позади. В руках пакет, в нём зефирные облака, платок в розах для Вали, спички для Михаила, её чоловика, мужа… значит. Ему нечем было зажечь буржуйку с утра.
До бабушкиного дома я добрался быстро. Это начало села. Вчера я проезжал из Конотопа на машине, видел свежую побелку, свежую краску забора. Там всё теперь чужое.
Припарковался на тропинке, подошёл вплотную к забору, нашёл щёлку детства, стал смотреть во двор…
Жигули, гуси, куры, хлев, людей не вижу. – Может, постучать? Так хочется в дом попасть, печь увидеть, сени, комнату большую. Может, там из детства что-то сохранилось всё-таки? Может, не всё дядя Павлик продал?
Дядя Павлик – родной брат моего отца.
Я не решился постучать. Принял всё как есть. Как данность. Как чужую уже территорию. Пошёл к колодцу-журавлю воды попить, и тут:
- Вы кого-то ищете?
Это была соседка, жившая через дом. Она совсем не изменилась.
- Да, я бабушку ищу свою, Стешу. Олег я, если помните такого. Мы приезжали каждое лето.
Соседка запричитала. Она всё помнила.
- Возьму сейчас лисапету и поедем. Сейчас. Я мигом. Какой ты большой!
Она выехала на дорогу, я устремился за ней.
Не попадись мне эта женщина, я бы долго искал свою бабушку.
Место, куда мы приехали, стало похоже на поле для гольфа. Никаких бугорков. – Сгинули! Только редкие ограды да кресты безымянные… Какие-то уже просто валяются на земле. Я же говорю, всё проржавело. Мы, они.
Соседка подвела меня к месту, я с трудом разобрал фамилию.
- Ну, ты давай сам теперь, сам давай, открой, зайди, я поехала.
- Возьмите немного зефира! Помяните.
Зашёл. Присел в траву. Расплакался. Успокоился. Заговорил, неоднократно просил прощения… Прилёг. Уснул.
Разбудили меня птицы, они бойко растаскивали купленную мною сладость. И разлетались в клювах зефирные облака. И светило солнце.

(отрывок «Долгие гастроли»)

вернуться назад вернуться назад